Свастика в России Печать
( 7 Votes )
Свастика - Статьи
01.11.2013 10:19

В русской культуре свастика занимает совершенно особое место. По степени распространенности этого сакрального символа Россия едва ли уступает даже такой насыщенной арийской символикой стране, как Индия. Свастику можно встретить практически на любых предметах русского народного искусства: в орнаменте вышивки и ткачества, в резьбе и росписи по дереву, на прялках, вальках, рубелях, трепалах, набилках, набойных и пряничных досках, на русском оружии, керамике, предметах православного культа, на полотенцах, подзорах, передниках, скатертях, поясах, исподках, мужских и женских рубахах, кокошниках, сундуках, наличниках, ювелирных изделиях и т.л.

Русское название свастики - «коловрат», т.е. «солнцеворот» («коло» - древнерусское название солнца, «врат» - вращение, возвращение). Коловрат символизировал победу света (солнца) над тьмой, жизни - над смертью, яви - над навью. По одной из версий коловрат символизировал прирастание светлого времени суток или восходящее весеннее солнце, в то время как посолонь - убыль дневного света и заходящее осеннее солнце. Существующая путаница в названиях порождена различным пониманием вращательного движения русской свастики. Некоторые исследователи полагают, что «правой» или «прямой» свастикой следует называть крест с концами, загнутыми в левую сторону. Согласно этой версии, смысловое значение свастики максимально приближено к древнейшему (символ «живого» огня), и потому загнутые концы ее следует рассматривать именно как языки пламени, которые при вращении креста в правую сторону естественным образом отклоняются влево, а при левостороннем его вращении - вправо под воздействием встречного потока воздуха. Версия эта, безусловно, имеет право на существование, однако не следует скидывать со счетов и противоположную точку зрения, согласно которой свастика с концами, загнутыми в правую сторону, должна называться «правосторонней». Во всяком случае, во многих деревнях Вологодчины «коловратом» до сих пор называют именно такую свастику, а еще чаше не делают различия между право- и левосторонними свастиками вообще. На мой взгляд, «коловрат» и «посолонь» разные названия одного и того же знака. «Посолонь» это, буквально, движение (вращение) по солнцу. Но ведь и «коловрат» («коловращение», т.е. движение солнца) - то же самое! Никакого противоречия между этими двумя исконно русскими словами нет и никогда не было!

В русской традиции, вообще, левосторонняя свастика никогда не считалась «злой», и никакого противопоставления разнонаправленных свастик на русской земле никогда не существовало. В подавляющем большинстве случаев в русских орнаментах лево- и правосторонняя свастики всегда стоят рядом без какого-либо намека на их «враждебность».

Не исключено, что споры вокруг направленности вращения свастики явились далеким отзвуком неприятия староверами никоновского обхода церквей против солнца. Но при этом староверы с одинаковым почтением относились как к той, так и к другой свастике и никогда не противопоставляли их друг другу. Любопытно, что свастичные мотивы в русской народной вышивке были особенно широко распространены именно в районах проживания старообрядцев. И это неудивительно: русские староверы являлись наиболее ревностными хранителями древних (в том числе - языческих) традиций, и хотя формально выступали против язычества, по духу своему все-таки были несравненно ближе к язычеству, нежели к христианству.

Этот факт можно сколько угодно оспаривать, но от этого он не перестанет быть фактом. И огромное количество языческих свастик на старообрядческих подзорах и полотенцах - красноречивое тому свидетельство.

Одним из первых советских ученых, осмелившихся не только произнести слово «свастика», но и назвать ее основным элементом русской вышивки, был Василий Сергеевич Воронов.

«В вышивке преобладают чистые геометрические узоры, составляющие, видимо, более старый орнаментальный слой, - писал он в 1924 году, - главным элементом их служит древнейший мотив свастики, усложненный или раздробленный в бесчисленном множестве остроумных геометрических вариаций (так называемые «гребни», «расковка», «козыри», «крылья» и пр.). На этом мотиве, как на основе, развертывается художественная изобретательность вышивальщиц».

На древнерусских перстнях изображение свастики встречается повсеместно. Примечательно, что наиболее часто мы видим здесь правостороннюю прямоугольную свастику, помещенную в круг, овал или квадрат. И лишь в отдельных случаях она предстает перед нами с округлыми либо спиралевидными завитками. Во время раскопок в Новгороде (усадьба «Е» Неревского раскопа) в мастерской литейщика XIV века было обнаружено сразу десять перстней со свастикой. Аналогичные перстни русского типа найдены в Болгарском городище на Волге, а также во многих русских городах.

Только в собрании вологодского коллекционера М. Сурова имеются шесть перстней с изображением свастики. Два из них - литые пластинчатые с тремя и пятью квадратными клеймами соответственно. В центре обоих перстней помещена правосторонняя свастика, в клеймах по сторонам - Х-образные кресты. Еще на двух перстнях из этой же коллекции помешены спиралевидные свастики на квадратном и овальном щитках соответственно. Наибольший же интерес представляют два оставшихся перстня с изображением правосторонней прямоугольной свастики. В первом случае она заключена в квадратный щиток с точечным ободком и четырьмя выпуклыми точками по углам; во втором - на щиток в виде листика с тонким выпуклым ободком. Четыре последних перстня вполне могли быть отлиты местными, вологодскими мастерами в XIII-XVI веках, поскольку композиции на них очень своеобразны и, насколько мне известно, не имеют себе аналогов ни в частных, ни в музейных собраниях.

Еще более часто знак свастики наносился на днища и боковины древнерусских глиняных сосудов. Причем сама свастика здесь принимала самые разнообразные формы: она могла быть как лево-, так и правосторонней, трех- и четырехлучевой, с короткими и удлиненными лопастями, вдавленной и выпуклой, с прямоугольными, округлыми, спиральными, ветвящимися и гребенчатыми концами. В том, что клейма эти использовались в качестве родовых знаков, нет никаких сомнений. Исследователи предпочитают называть их «знаками собственности», но по сути своей они являлись примитивными родовыми гербами. Имеется немало свидетельств, что знаки эти передавались от отца к сыну, от сына к внуку, от внука к правнуку и т.д.. Сам знак при этом мог усложняться, поскольку сын нередко привносил в него что-то новое. Но основа его обязательно оставалась прежней и была легко узнаваема. На мой взгляд, именно здесь следует искать истоки русской геральдики, которая ныне охвачена болотным цветением и целиком ориентирована на Запад. Лаконичность, строгость и выразительность: вот составляющие истинной русской эмблематики. Современные же прозападные гербы, отличающиеся своей намеренной перегруженностью и аляповатой пышностью, являются наглядными свидетельствами мании величия их обладателей и разработчиков. Чем мельче человек, тем пышнее у него герб: разве это не тенденция современности?

Свастика в русской вышивке выступала как в качестве самостоятельного мотива, так и в сочетании с другими элементами: растительными, геометрическими, зооморфными, культовыми и т.д.. В более поздних бытовых сюжетах она практически не встречается. И это вполне объяснимо: бытовые сцены при всей их оригинальности имеют мало общего с русской традицией и не несут в себе почти никакой сакральности. Присутствие же свастики сакрализует любой предмет, будь то деревенский подзор или гробница римского императора.

Судя по всему, каких-либо общепринятых правил в изображении русской свастики никогда не существовало: она наносилась на ткань произвольно, в зависимости от фантазии вышивальщицы. Разумеется, образцы узоров имелись, но они бытовали на очень ограниченном пространстве, зачастую не выходя за пределы волости или даже деревни. Отсюда - такое многообразие свастичных композиций в русской вшивке. И отсюда же - трудности в их атрибуции и привязке к конкретной местности. Так, например, тарногские свастики в целом более крупные, нежели северодвинские, но это вовсе не значит, что на Северной Двине не было крупных, а под Тарногой не встречались мелкие. Относительно Русского Севера можно сказать так: что ни деревня, то свой свастичный узор. Складывается впечатление, что вышивальщицы соревновались друг с другом, стараясь перещеголять соперниц и непременно сделать свой узор «басче». Не следует забывать, что мастерство вышивальщиц в ту пору ценилось гораздо выше и являлось едва ли не лучшей «рекомендацией» для будущих женихов, а рубаха пришедшей на посиделки девушки служила для нее своеобразной «визитной карточкой». Свастичные мотивы в народной вышивке встречаются буквально повсюду: на Украине, в Белоруссии, в Центральной и даже Южной России. Однако безусловный приоритет в этой области принадлежит Русскому Северу. Объясняется это довольно просто: с насаждением христианства наиболее стойкие языческие приверженцы уходили на Север - туда, где еще не было насильственных крещений «огнем и мечом», где людей еще не загоняли в реки целыми толпами под бдительным присмотром иноземных попов и сумасбродных князей. Именно эти люди явились «последними могиканами» Руси языческой, и именно им удалось заложить вековые традиции на Русском Севере. Свастичные узоры на русских полотенцах, подзорах и скатертях являются визуальным отображением древнерусских ведических традиций и, без сомнения, несут в себе гораздо более глубокий смысл, нежели представляется современным исследователям русского народного искусства.

Легендарный рязанский богатырь, защищавший русскую землю от монгольских захватчиков и своим беспримерным мужеством завоевавший уважение даже своих врагов, вошел в историю под именем Евпатия Коловрата. Левостороннюю свастику нарисовала на стене оконного проема Ипатьевского дома в Екатеринбурге перед своей гибелью последняя русская Императрица Александра Федоровна. Имеются свидетельства, что она сопроводила изображение свастики какой-то надписью, однако содержание ее так и осталось неизвестным. Император Николай II ездил на машине, на капоте которой красовалась свастика в круге. Таким же знаком подписывали личные письма он и Императрица.

Отрывок из книги «Сакральный символ. История свастики»

Источник